Галина Ульянова

персональный сайт

При цитировании ссылка обязательна.

 

Г.Н. Ульянова. Рец. на книгу:

Козлова Н.В. Люди дряхлые, больные, убогие в Москве XVIII века. М., РОССПЭН, 2010. — 359 с.

Опубликовано: Вестник РГНФ (Российского гуманитарного научного фонда). 2011. № 3. С. 206-2010. (0,3 п.л.)

 

Книга профессора МГУ им. М.В.Ломоносова Наталии Вадимовны Козловой стала итогом многолетнего исследования низшей страты городского сообщества Москвы в период малоизученного в этом отношении XVIII в.

Изучение «отверженных» до сих пор редко попадает в поле зрения отечественных историков (хотя в западной историографии тема разрабатывается с 1970-х гг., и есть, например, статья американца Д.Кайзера о наибеднейших жителях российских городов в начале XVIII в., упоминаемая Н.В.Козловой в историографическом обзоре [1]). К тому есть несколько причин: малочисленность источников, хаотично «рассыпанных» по разным фондам архивов, отрывочность сведений, трудности работы с ревизскими материалами, неразработанность темы в историографии… В конечном счете, это повышает трудоемкость работы, потому и берутся за решение подобных задач лишь историки с большим опытом и глубоким изначальным пониманием сути эпохи и сути проблемы. Автор справедливо отмечает: «Изучение московского нетрудоспособного населения XVIII в. сопряжено с немалыми трудностями по формированию источниковой базы. Однако при упорстве и настойчивости они вполне преодолимы» (с. 19).

 

Жизнь людей, которые «сами себе пропитания сыскать не могут», рассмотрена автором в связи с развитием общественного призрения в изучаемый период. При этом Н.В.Козлова права, когда говорит о том, что современная историография, продвинувшись в последнее двадцатилетие в изучении деяний благотворителей, пока что в мизерных дозах разрабатывала вопрос о людях, которые были «объектом благотворительности». Заслугой автора является результативная попытка, по ее собственным словам, «изменения акцента в изучении нетрудоспособного люда, нуждавшегося в призрении и опеке» (с. 4).

Книга состоит из пяти глав.

В первой главе «Государственное регулирование и формы социального призрения городского населения России XVIIXVIII вв.» рассмотрены эволюция законодательства в отношении детей, стариков и инвалидов, попытки государства использовать опыт и возможности монастырского призрения для оптимизации помощи неимущим, положение казенных богаделен и призреваемых в них.

На материалах Российского государственного архива древних актов (РГАДА) показано, что причиной массового нищенства был «недород хлебов», что вынуждало деревенских жителей просить милостыню в больших городах. Но и попытки выжить за счет милостыни для сотен людей оказывались безуспешными, и московская полиция (к примеру, в период голода 1733–1735 гг.) подбирала на улицах сотни умерших «от гладу» (с. 53–55).

Важным представляется вывод автора о том, что частная благотворительность развивалась в течение всего XVIII в.: «Из 87 богаделен, существовавших в Москве в начале 1780-х гг., 22, или свыше 25%, были построены частными лицами. Вопреки закрепившемуся в литературе мнению можно говорить, что и до указа 1781 г., который, как считается, официально разрешил частную благотворительность, она никогда не запрещалась» (с. 61).

При рассмотрении монастырского призрения, автор приводит агрегированные статистические данные о количестве призреваемых, их социальном статусе. Интересно разработан практически неизвестный сюжет о правительственной программе размещения отставных военных в так называемых инвалидных городах и на поселение в земледельческих районах Среднего Поволжья и черноземной зоны.

Третий ключевой вопрос первой главы — земское призрение — разработан Н.В.Козловой на основе тщательного исследования состава пациентов богаделен и их историй поселения там. Число мест было ограничено, и попасть в богадельню было непросто. Иногда создавались невероятные для современного восприятия комбинации. К примеру, на мирских сходах в число рекрутов могли избрать лиц совершенно обедневших, даже если в рекруты предназначался «единственный кормилец при дряхлом и немощном отце или матери». По словам автора книги, «в таком случае призыв в армию, полностью меняя судьбу самого рекрута, мог существенно влиять и на жизнь его семьи, обрекая одиноких родителей на богадельную старость» (с. 90).

Концептуализация проблемы привела Н.В.Козлову к значимым и можно сказать новаторским выводам о том, что социальное призрение дряхлых тяглецов при рассмотрении в контексте налогообложения, играло важную роль в поддержании экономического баланса посадской общины (с. 92). Эти аргументы подкреплены статистическими данными об освобожденных от оклада лицах, полученными в результате кропотливой обработки окладных сказок 1766/1767 гг.

Название второй главы — «Кто и как искал и находил приют и пропитание в Москве» — говорит само за себя. В этой части монографии реконструирована процедура определения лиц, задержанных за нищенство или самостоятельно обратившихся за помощью, в монастыри и богадельни. В главе дан составленный главным образом на данных фондов РГАДА обобщенный социологический портрет московских нищих, включая их возрастные характеристики. Показано, что большинство нищих были вдовами солдат, не вернувшихся с Северной войны, и хождение их за милостыней на пропитание было вынужденным.

Разнообразные функции в области социального призрения выполняли монастыри. В главе скрупулезно разработан сюжет о составе вкладчиц и келейниц московских монастырей в 1741–1791 гг. Полученные данные объединены в содержательные таблицы.

Следует отметить, что в главе также содержится уникальная массовая просопографическая информация об отставных воинских чинах, попавших в московские богадельни. Разработкой данного сюжета на материалах, впервые вводимых в научный оборот, автор вносит значимый вклад в изучение этой группы населения России.

Несомненно, интерес читателей привлечет глава третья, посвященная динамике численности богаделен в Москве и составу «богаделенных людей».

Прежде чем рассматривать статистику, относящуюся к XVIII в., Н.В.Козлова обращается к данным В.М.Бензина, опубликовавшего в 1907 г. работу о церковно-приходской благотворительности на Руси. Бензин показал, что уже во второй половине XVIXVII вв. в городах центральной России и в вотчинах Троице-Сергиева монастыря имелось почти полторы тысячи нищенских келий и богаделенных заведений. Эти факты, встроенные в более широкий исторический контекст, позволяют Н.В.Козловой справедливо утверждать, что «зафиксированная в писцовых описаниях второй половины XVI в. картина, вопреки утвердившемуся в научной литературе убеждению, свидетельствует, что постановления Стоглавого и других соборов все же претворялись в жизнь», и «даже в отдаленных от столицы городах и с учетом общего хозяйственного разорения страны повсеместно существовали особые приюты, в которых обитал нищий люд» (с. 183).

В главе также представлены впервые собранные воедино обобщенные сведения о церковно-приходских богадельнях в Москве, извлеченные автором главным образом из такого ценного, но нечасто используемого историками источника, как «Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы», а также архивных фондов РГАДА. Так, в 1743 г. в Москве было 95 богаделен с 5271 призреваемым.

От обобщенных данных автор переходит на уровень микроисторического подхода и далее в главе показывает, как осуществлялось призрение в рамках прихода. Н.В.Козлова проделала кропотливейшую работу по выявлению количества призреваемых по данным сохранившихся в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ) исповедных ведомостей московских храмов. Автору удалось реконструировать полную демографическую картину числа приходов, числа дворов, к ним приписанных, количества прихожан по четырем временным срезам (1741, 1751, 1771, 1791 гг.), а затем выделить категорию лиц, проживавших в богадельнях. В результате были «всего учтены сведения о 768 приходах», в которых выявлены 254 приходских богадельни с 5847 нищими (с. 199, 207). Далее автор рассматривает половозрастной, семейный и социальный состав пациентов приходских богаделен и монастырских богаделен, восстанавливает несколько любопытных семейных историй. Эта глава представляет собой шаг вперед в изучении социальной истории Москвы.

В главе четвертой представлены финансовые аспекты содержания призреваемых в приходских и монастырских богадельнях. Н.В.Козлова показала, что источники финансирования благотворительных заведений были разнообразными — от пожертвований прихожан, царской и патриаршей ежегодной милостыни до казенных денег и пособий из Приказов.

Дан тщательный анализ юридических оснований для финансирования «богоугодных» заведений и картина того, как происходило дальнейшее практическое воплощение провозглашенных в законодательстве принципов экономического поддержания богаделен и отдельных нуждавшихся (преимущественно солдатских вдов).

Подробно рассмотрен вопрос о финансировании призрения увечных и отставных воинов в монастырях — меры, введенной при Петре I и прекращенной по указу Екатерины II в 1764 г., после чего отставным воинам, лишенным средств к пропитанию, предлагался только переезд в «инвалидные города» с выплатой жалованья, соответствующего чину.

Н.В.Козлова анализирует в монографии разные экономические параметры обеспечения призреваемых, в частности, чрезвычайно интересен раздел о том, как выглядели богадельные строения, из какого материала были построены (с. 255–271). Почти до конца 1740-х гг. они возводились по типу деревянных крестьянских изб. Только в 1748 г. императрица Елизавета Петровна велела строить при храмах каменные богадельни вместо деревянных, и через 15 лет уже 70% московских богаделен размещались в каменных зданиях.

В этой же главе содержатся информативные сведения об укладе жизни лиц, призреваемых в монастырях и богадельнях, а также на поселениях в сибирских крепостях.

Завершающая пятая глава посвящена проблеме частного призрения и семейного попечения о бедных, дряхлых и убогих. Глава начинается с размышлений автора о видах благотворительной помощи, бытовавших в православной среде российского социума в изучаемый период: раздаче по завещаниям денег на церковное строительство, денежным раздачам нищим, передаче капиталов благотворительным заведениям, отпуске на волю дворовых людей после смерти хозяина, выкупе из тюрем должников, прощении долгов. На с. 302 приведена характерная цитата из завещания (1787 г.) московского купца Ильи Андреева сына Киселева: «На ком долги мои есть, ежели в бедность пришли, прощаю, и не взыскивать с них».

Благодаря исследованию Н.В.Козловой наши представления о частной благотворительности теперь стали значительно шире. Наталия Вадимовна в содержательной таблице представила сведения о богадельнях, созданных на частные капиталы в Москве в XVIII в., о донорах этих заведений, о количестве содержавшихся там призреваемых (с. 310–312). Примечательно, что уже в этот период большинство жертвователей происходило из среды купцов и фабрикантов.

Значимым аспектом призрения, оказываемого бедным, автор книги признает милосердие частных лиц, когда богатые люди давали приют в своих городских усадьбах дряхлым, вдовам, малолетним сиротам, обеспечивая их кровом и пропитанием наряду со своими дворовыми людьми. Источником в этом случае вновь послужили материалы исповедных ведомостей из фондов ЦИАМ (с. 313–316).

В главе также дана информация о семейных правилах поддержки престарелых и инвалидов. Эти правила зиждились на признании материальных и моральных обязательств детей по отношению к родителям. Изучение этого вопроса привело автора к закономерному выводу о том, что «вплоть до 70-х – 80-х гг. XVIII в. даже в столичном городе межличностные отношения и общинные связи в сфере социального призрения по-прежнему играли исключительную роль, а общественный быт горожан сохранял патриархальность отношений» (с. 324).

В заключение стоит отметить, что книга, благодаря многочисленным иллюстрациям, зачастую впервые воспроизводимым из раритетных изданий, содержит серьезный пласт визуальной информации, дополняющей текст. Среди иллюстраций мы видим даже портреты призреваемых, прежде неизвестные нашим современникам.

Необходимо отметить, что в новой монографии известного исследователя, каким является профессор Н.В.Козлова, наряду с глубокой аналитикой и статистическими выкладками, перед взором читателя проходят десятки судеб людей, оказавшихся вследствие разных обстоятельств на грани выживания, но не терявших надежду получить милосердное сочувствие и помощь своих сограждан. Книга, удовлетворяющая высоким критериям академического издания, написана увлекательно и с душой, и в этом видится залог ее несомненного успеха у читателей.

 

Литература

 

1. Kaiser D.H. The poor and disabled in early eighteenth-century Russian towns // Journal of social history. 1998. Vol. 32. № 1. P. 125–155.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Письмо Галине Ульяновой