Галина Ульянова

персональный сайт

         Волшебство новогоднего праздника зачаровывает нас в детстве и потом волнует всю последующую жизнь. Нельзя выразить это чувство лучше чем русский писатель Иван Шмелев: «Рождество...  Чудится в этом слове крепкий, морозный воздух, льдистая чистота и снежность». Становясь взрослыми, мы помним правила праздничного ритуала, вкус рождественских лакомств.

          А сто лет назад были эти яства еще разнообразнее, чем сейчас. Широк был размах подготовки к рождественскому застолью. Опять Шмелев: «Наше Рождество подходит издалека, тихо. … Увидишь, что мороженых свиней подвозят, – скоро и Рождество. Шесть недель постились, ели рыбу. Кто побогаче – белугу, осетрину, судачка, наважку; победней – селедку, сомовину, леща... У нас, в России, всякой рыбы много. Зато на Рождество – свинину, всё. В мясных, бывало, до потолка навалят, словно бревна, – мороженые свиньи. Окорока обрублены, к засолу».

Традиции Рождества складывались столетиями. При этом русские обычаи очень близки к европейским. Знаменитый этнограф Дмитрий Зеленин писал, что «в рождественских обрядах восточных славян легко прослеживаются пережитки трех эпох» – во-первых, христианских обрядов, во-вторых, заимствованных с Запада обрядов языческого календаря и сатурналий, в-третьих, местных языческих обрядов.

         ChristmasAngelsЗеленин же отмечал, что ритуальные блюда рождественских праздников ведут начало от тризн и связаны с культом поминовения предков, и потому это: блины, кутья и овсяной кисель. Кутья приготовлялась из вареной пшеницы или ячменя с медом и маком, была угощением Сочельника – вечера накануне Рождества (на Украине такой ужин даже назывался кутейником).

 

Несомненно, набор продуктов для застолья зависит от природной среды, в которой существует каждый народ. Система питания русских была построена на употреблении зерновых культур (отсюда хлеб и пироги из кислого и пресного теста, каши, а также пиво и квас), мясо же считалось более ценным и престижным продуктом – и без мясных деликатесов (в вареном, жареном, копченом виде) не обходился праздничный стол.

Славяне подобно Римлянам делили год на 12 месяцев. Рождество, как и положено, отмечали 25 декабря (но по юлианскому календарю, запаздывавшему по сравнению с григорианским на который перешла Европа в конце XVI века). Новый год в России по решению церковного собора с 1342 года начинался с сентября. Так продолжалось до 1699 года.

Ёлка как украшение жилища изнутри была заимствована из Германии только в начале XIX в. Однако для декорирования фасадов жилых и общественных зданий ель была назначена указом Петра Первого столетием раньше. Указ, изданный 20 декабря 1699 года под названием «О праздновании Нового Года», не только устанавливал началом года первое января. Он также гласил: «учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых» на воротах учреждений и частных домов по образцам, какие уже были сделаны в Гостином дворе и у аптеки. А «людям скудным», то есть беднякам, «хотя бы по древцу или ветьве на вороты … поставить».

Но вернемся к рождественскому застолью. В канун Рождества (Сочельник) христиане ничего не ели до появления первой звезды, – в память о Вифлеемской звезде, указавшей волхвам путь к новорожденному Христу. Шмелев писал: «В Сочельник обеда не полагается, а только чаек с сайкой и маковой подковкой».

Вернувшись из церкви, садились за стол в семейном кругу. В начале трапезы ели сладкую кутью с медом и растертым маком, причем последнюю полную ложку оставляли в посуде «для душ предков». Потом переходили к основной обрядовой еде, которой у русских на Рождество были жареный поросенок и жареный гусь. (Кстати, этнограф Зеленин считал, что у славян жареная свинина как ритуальное новогоднее блюдо возможно берет начало от римских сатурналий.) В некоторых губерниях делали пироги, которые на следующий день после Рождества несли в церковь, освящали и дарили друг другу.

         Обычай дарения пирогами очень древний. Ведь известно, что подарочные сдобные караваи из лучшей крупитчатой муки – они назывались перепечи – в XVII веке жены знатных бояр дарили царице в знак верноподданнических чувств. Только на Рождество 1663 года царице Марии Ильиничне с царевнами было преподнесено 426 перепечей.

         Рождественское застолье имело также название «мясоед» – в пищу шло мясо во всех видах и обязательно потроха. Наиболее подробный перечень рождественских кушаний содержится в дополнении к «Домострою» (своду житейских правил и советов, составленному в XV или XVI веках). Там было написано так: «В великий мясоед Святого Рождества Христова в стол яству подают: лебеди, потрох лебяжий, гуси верченые, тетерева, куропти, ряби, поросята, баранина печеная, потрох поросячий, голова свежая под чесноком, ухи курячьи, солонина с чесноком, губа лосья, осердие (лёгкое) лосие в розсоле, мозг лосий, зайцы сковородные, гуси, минты кривые, тукмачи, лапши, кулдуны и шти».

Некоторые архаизмы (старые слова) требуют разъяснения. Так, мы видим, что в разряд блюд из птицы входили куропатки и рябчики, в разряд мясных блюд – блюда из оленины и лосины. Среди мучных блюд: тукмачи – род лапши из мучного теста с горохом, а также колдуны – вареники с мясом или то, что ныне называют пельменями. Обозначены и способы приготовления. Гуси жарились на вертеле, а зайцы в сковородах.

         Не только сытная мясная пища была в обиходе наших предков. На русском Севере на Рождество пекли из теста так называемые «козульки» – фигурки птиц и животных, символизирующие будущий приплод скота. Такое печенье вешали на ворота скотного двора.

          После рождества наступали Святки – 12 дней от Рождества Христова (25 декабря или 7 января по новому стилю) до Богоявления (5 января или 19 января по новому стилю). Святки на Руси праздновались еще в Средние века, о чем свидетельствуют Кормчая книга (1282 год) и Стоглав (1551 год), обличавшие гадания и суеверия на Святках как языческие, а не христианские обычаи. «Еллинские беснования», то есть маскарады с плясками по подобию античных греческих, также были запрещены. Впрочем, хотя отношение к ворожбе и гаданью, которое в XVII-XVIII веках было неодобрительным, позже, в XIX веке, стало более терпимым.Raznoe Dec2011 025

Один из писателей XIX века сообщал: «В городах и селах святочные ночи посвящены были разъездам и пирушкам для поддержания родства, приискания невест и суженых». Среди множества способов ворожбы было и гадание на еде. Например, жители Южной России разрезали хвост жареного поросенка на тонкие ломтики. Ломтики раздавались гостям, и те надевали их на палочки и садились в круг. Потом в избу запускали с улицы собаку. Считалось, что человек, чей ломтик собака схватит первым, в наступающем году женится или выйдет замуж.

         Закончим наш рассказ поэтическими строками Михаила Васильевича Ломоносова, написанными 250 лет назад ко встрече нового 1752 года: «Веселием сердца год новый оживляет, и ново счастие в России утверждает».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Письмо Галине Ульяновой