Галина Ульянова

персональный сайт

При цитировании ссылка обязательна: Ульянова

Ульянова Г.Н. Карзинкины // Альманах «Былое», 1997, № 3-4. С.8-9.

 

Содержание

 

1. Ветвь Карзинкиных – потомков Ивана Андреевича

2. Ветвь Карзинкиных – потомков Александра Андреевича

3. От чаеторговли – к текстильному делу

4. “Карзинкинские” особняк и имение

 

Карзинкины (в середине ХIХ в. употреблялось также написание Корзинкины) принадлежали к старейшим московским купеческим династиям. Как удалось установить по ревизским сказкам, родоначальник Карзинкиных, Андрей Сидорович Карзинкин (ок.1760 – 1822) поступил в третью гильдию московского купечества из экономических крестьян деревни Труфаново Новской волости Борисоглебской округи Ярославского наместничества в 1791 г. В 1790-х гг. он имел торг "в яблошном ряду", а уже в 1810-х гг. числился купцом первой (в отдельные годы уходя во вторую) гильдии. Андрей Сидорович имел двух сыновей – Ивана (1790–после 1869) и Александра (1792–после 1835), от которых пошли две линии династии Карзинкиных. После кончины отца, оба брата (Иван и Александр) примерно с 1820-х гг. состояли в отдельных окладах по первой гильдии и оба занимались оптовой торговлей с Китаем через Кяхту. Основной сферой их коммерции стала чаеторговля, сначала оптовая, а потом и розничная. 

karzinkiny

 

Чай, поставляемый Карзинкиными, славился в Москве – особенно ходким был сорт, известный под названием “красненького” – из-за густого его настоя, который столь ценится знатоками чая.

 

 

 

 

 

1. Ветвь Карзинкиных – потомков Ивана Андреевича

 

О самом Иване Андреевиче сохранилось немного сведений. Он числился, как было сказано выше, купцом 1-й гильдии и потомственным почетным гражданином. Больше, чем о его предпринимательской деятельности, известно о службе по общественным выборам: в 1824 г. он являлся помощником старосты в доме Градского общества, в 1835-1838 гг. – попечителем Мещанских училищ, в 1851-1855 гг. – экспертом для освидетельствования контрабандного чая, а в 1855-1856 гг. – членом Комитета для сбора пожертвований на государственное ополчение и другие военные надобности.

 

 

Весьма крупной фигурой московского торгово-промышленного мира стал во 2-й половине ХIХ в. сын Ивана Андреевича – Иван Иванович (1825–1881?). Успешно продолжая чаеторговое дело, И.И. Корзинкин стал одним из учредителей и владельцев Товарищества Балашинской мануфактуры бумажных изделий. Данное текстильное производство было устроено в 1874 г. в Балашихе Московской губ. на базе суконной фабрики, основанной еще в 1830-х гг. князем Н.И. Трубецким.

Иван Иванович был известен как щедрый благотворитель. К примеру, при Балашинской мануфактуре им, вместе с другими владельцами (в числе их был и другой видный московский благотворитель – П.Г. Шелапутин) была устроена богадельня для престарелых, капитал которой составлял свыше 140 тыс. руб. При жизни И.И. Карзинкин жертвовал Мещанским училищам и Николаевскому дому призрения вдов и сирот купеческого сословия А в духовном завещании было назначено 40 тыс. руб. на пособия бедным, церквам и монастырям. Известно, что Карзинкин исполнял и попечительские обязанности,  много лет состоя почетным блюстителем Заиконоспасского духовного училища в Москве.

Из четырех сыновей Ивана Ивановича, средний и младший, – Алексей и Сергей продолжали торгово-промышленную традицию семьи. О Дмитрии (1848-?) сведений фактически не сохранилось.

Иван же Иванович-младший (1842-1882) принес семье много горьких минут и неприятностей. Полученное в 1866 г. наследство от матери  – 40 тыс.руб. – он растратил в один год, при этом умудрился раздать немало векселей, так, что даже не раз содержался в долговом отделении. Разгульное пьянство И.И. Карзинкина-младшего, траты им больших сумм на любовницу (жену вс двумя малолетними детьми он оставил), в конце концов вынудили его престарелого отца опубликовать в “Московских ведомостях” объявление об удалении расточительного сына от торговых дел и неплатеже за него долгов.

Алексей Иванович (1844-?), а затем его сын Лонгин Алексеевич унаследовали место Ивана Ивановича-старшего в правлении Балашинской мануфактуры.

Одной из крупнейших фигур 4-го поколения семьи Карзинкиных был, без сомнения Сергей Иванович (1847-1887). Оставаясь в 1-й гильдии, он занимался как руководством чаеторговой фирмой "Ивана Карзинкина наследник и К", так и товариществом Ярославской Большой мануфактуры (был директором). Не был чужд и общественных обязанностей : в 1879-1886 гг. состоял членом попечительского совета Московской глазной больницы. Интересно, что С.И.Карзинкин состоял в дворянском сословии по Тульской губернии. Сергей Иванович имел 5 сыновей: Сергея, Ивана (1880-?), Михаила, Пантелеймона (1885-1902 ?), Дионисия (1886-?).

После смерти Сергея Ивановича, скончавшего в расцвете сил, – в сорокалетнем возрасте, дела фирмы перешли в энергичное ведение его вдовы – Юлии Матвеевны (1850–ок.1915 ?), которая с 1887 г. состояла своим лицом в 1-й гил., а занятием ее в в “Справочной книге о лицах, получивших купеческие свидетельства” указаны торговля чаем и сахаром. Ю.М. Карзинкина числилась владелицей 4 лавок в Москве, в том числе сохранившегося до нашего времени магазина на углу Покровки и Армянского переулка. Этот магазин, фасадом выходящий на одну из оживленнейших московских улиц, был устроен более столетия назад во дворе усадьбы, где жили Карзинкины. Существует он и по сей день – как любимый москвичами кондитерский магазин, где сохранились фрагменты интерьера в китайском стиле.

Юлия Матвеевна являлась известной благотворительницей, как писала газета “Церковные ведомости”: “отличалась многими добродетелями”. В собственном имении "Карзинкино" в с. Троицком-Лыкове Московского уезда (сейчас оно в черте Москвы) ею была устроены в сер. 1870-х гг. амбулатория и богадельня на 80 чел., которой она сама и заведовала. В 1904 Ю.М. Карзинкина принесла в дар Братству во имя Царицы Небесной 5 десятин земли близ Рублевской водокачки (из имения Троицкое-Лыково) и 30 тыс. руб. на устройство летней дачи–приюта для детей идиотов и эпилептиков, а ее сын Д.С. Карзинкин добавил на те же цели 10 тыс. руб. Пожертвование было сделано в память умершего Пантелеймона Карзинкина.

Сын Юлии Матвеевны, Сергей Сергеевич (1869-?), уже в молодости заступил место отца в правлении Товарищества Ярославской Большой мануфактуры. Он состоял во 2-й гильдии московского купечества, был гласным Московской Городской Думы в 1897-1900 гг. В Москве же он был больше известен как владелец гостиницы и ресторана в самом центре города – в принадлежащем ему доме на Воскресенской площади, прямо напротив Городской Думы. В 1898 г., совершенно в духе времени, для содержания "Большой Московской гостиницы" было учреждено товарищество на вере "С.С .Карзинкин, М.В. Селиванов и Ко" (с 46 пайщиками). Уже в наше время, в 1977 г., на месте “карзинкинского” гостиничного здания был воздвигнут корпус с 10-этажным фасадом нынешней гостиницы "Москва" (Прим. Автора - впрочем, разрушенный при последней реконструкции 2004 г.).

Младший его брат, Михаил Сергеевич (1884-?), – также был директором Товарищества Ярославской Большой мануфактуры.

А вот из следующего поколения удалось разыскать сведения только об одном человеке. Листая книгу Б.А. Семеновкера “Библиографические памятники Византии”, я обратила внимание, что монография посвяшена “Памяти В.М. Карзинкина”. Встреча с Борисом Семеновкером, разговор о Вадиме Михайловиче, рассматривание чудом уцелевших мелочей из семейного архива позволили по скупым деталям представить себе жизнь последнего представителя этой ветви Карзинкиных, а фактически, нашего современника. Сын Михаила Сергеевича Карзинкина и Елизаветы Ячменевой (в молодости, талантливой балерины) Вадим Карзинкин (1907–1972) с детства проявлял большие способности к иностранным языкам. Это стало его куском хлеба при советской власти. Закончив институт, он потом несколько десятилетий работал преподавателем иностранных языков, в последние годы на кафедре Академии наук. Как блестящего знатока европейских языков его часто приглашали сопровождать в качестве переводчика знаменитых западных ученых, посещавших СССР в 1950–1960-е гг. Жил Вадим Михайлович очень скромно, занимая маленькую комнату коммунальной квартиры сначала на Малой Никитской, а потом на Арбате. Семьи и детей у него не было. Ничто, казалось бы, не указывало на необычное происхождение В.М.Карзинкина, кроме его интеллектуального горизонта и манеры великолепно держаться. Но жизнь сама иногда напоминает человеку, кто он. В конце 1960-х гг., когда Вадим Михайлович путешествовал по Волге на теплоходе во время летнего отпуска, по судовому радио он был приглашен зайти к капитану корабля. Уйдя удивленный, он вернулся к своим знакомым в великолепном настроении – оказывается, капитан и вся команда были из Ярославля, имя Карзинкиных знали с детства. Пригласили его, чтоб посмотреть на “живого” Карзинкина, и встречен он был с большой честью.

 

2. Ветвь Карзинкиных – потомков Александра Андреевича

 

По данным ревизских сказок, Александр Андреевич с семьей получил в 1834 г. потомственное почетное гражданство.

Через 52 года после этого события его сын, Андрей Александрович (ок.1823–1906), стал коммерции советником. При нем расцвела фамильная торговля чаем: Андрей Карзинкин числился владельцем 4 амбаров в Старом Гостином дворе, а также 10 лавок. Одновременно он являлся директором Товарищества Ярославской мануфактуры.

Несомненно, что высокого положения в купеческой иерархии А.А. Карзинкин во многом достиг за счет большого авторитета в московской общественной жизни. Он активно жертвовал на благотворительность в течение почти 30 лет (1873-1902), в том числе: около 70 тыс руб. Мещанским училищам, Николаевскому Дому призрения и во вспомогательную кассу московского купеческого сословия. Был членом-благотворителем коммерческого училища в 1857-1866 гг., членом попечительного совета Николаевского дома призрения с 1885 г., попечителем Богадельни им. Д.А. Морозова с 1892 г., а также (более 25 лет) старостой церкви Трех Святителей, что на Кулишках. Он был первым владельцем карзинкинского “родового гнезда” на Покровском бульваре.

Женился он на дочери богородского купца Рыбникова. Софья Николаевна (1836-1911) своей благотворительностью немало укрепляла авторитет мужа среди столичных жителей. Она не раз жертвовала на Бахрушинскую больницу, в том числе, 20 тыс. руб. было потрачено для устройства барака для туберкулезных женщин имени покойной дочери С.А. Карзинкиной, открытого в 1908 г. С.Н.Карзинкина попечительствовала в 1-м Таганском женском начальном училище.

Кроме рано умершей дочери Софьи, супруги А.А. и С.Н. Карзинкины имели детей Александра и Елену – личностей, несомненно, незаурядных.

Александр Андреевич (1863–ок.1931) был крупной фигурой московской деловой и культурной жизни. Он являлся директором Товарищества Ярославской мануфактуры с 1886 г., членом советов: Московского Учетного банка, Российского взаимного страхового союза, Московского банка (Рябушинских). Андрей Александрович продолжил семейные традиции благотворительности вслед за своими родителями. В 1908 г. он пожертвовал 50 тыс руб. (в равных долях Московскому городскому общественному управлению и Купеческому обществу) на образование фондов имени покойного отца А.А.Карзинкина для выдачи пособий бедным. В 1914 г. в Морозовской больнице была открыта построенная и оборудованная на его счет лечебница для пятнадцати грудных детей имени покойной сестры Софьи Карзинкиной. После смерти отца, с 1906 г., Александр Андреевич заступил место старосты церкви Трех Святителей, что на Кулишках и немало жертвовал этому храму.

Александр Андреевич даже среди снобов купеческой элиты рубежа веков имел авторитет высокообразованного человека и утонченного ценителя искусства. С детства он близко дружил с К.С. Алексеевым (будущим великим Станиславским) и часто гостил в имении Алексеевых – Любимовке. Вместе с Константином Сергеевичем А.А. Карзинкин основал Шекспировское общество. С радостью принимали А.А. Карзинкина в доме П.М.Третьякова. Видимо на средства Александра А. и с его предисловием в 1910 г. было издано исследование А.Ф. Грязнова о Ярославской большой мануфактуре.

Уже в зрелые годы он продолжал сочетать свои предпринимательские обязанности банкира и фабриканта с культурной деятельностью. Он являлся членом членом советов Третьяковской галереи и Музея гигиены и санитарной техники, московского Нумизматического общества. Надо сказать, что нумизматика занимала особое место среди его пристрастий – он увлекся ею в молодые годы, позже были опубликованы подготовленные им “Материалы по русской нумизматике” (1893) и “О медалях царя Димитрия Иоанновича (Лжедимитрия I)” (1889), где он выступил как автор ряда работ о русских средневековых медалях. Глубокое знание предмета фактически спасло его в тяжелые и голодные 1920–е гг. – не без помощи друзей его приняли научным сотрудником (а был он уже пожилым человеком, к тому же бывший миллионер) в Исторический музей, где он, видимо до своих последних дней, служил старшим помощником хранителя отдела теоретического музееведения (по отделу русской нумизматики).

 

3. От чаеторговли – к текстильному делу

 

Приобретя значительные капиталы на чаеторговле, обе ветви Карзинкиных развили активность в текстильном деле, причем уже с последней трети ХIХ в. происходит тесное сотрудничество потомков (внуков и правнуков) обеих ветвей (Ивана Андреевича, и Александра Андреевича) в этой сфере, особенно в руководстве Ярославской Большой мануфактурой.

Большая мануфактура в Ярославле, одно из старейших российских текстильных предприятий, была основана в 1722 г. В 1857 г. братья Иван и Андрей Александровичи (правильно Александр Андреевичи), в доле с петербургским купцом 1-й гильдии Г.М .Игумновым, купили фабрику за 85 тыс. руб. и в 1858 г. учредили паевое товарищество (с 1887 г. торгово-промышленное товарищество), причем переориентировали предприятие с переработки льна на хлопкопрядильное и бумаготкацкое производство.

На рубеже 1870–1880-х гг. на предприятии было более 3 тыс. рабочих. В 1879 г. было выработано продукции на 2,9 млн руб, а уже через 5 лет на 5,2 млн руб. В 1887 г. фабрика значительно расширилась после постройки нового корпуса. В 1901 г. основной капитал товарищества был установлен в размере 3 млн руб. Карзинкинская текстильная деятельность продолжала набирать обороты. В 1912 г. фабрика считалась вторым по мощности предприятием России в своей отрасли, на ней трудилось более 11 тыс. рабочих. Пряжи и тканей вырабатывалось на 18 млн  руб.

Вслед за Морозовыми, Лепешкиными и другими фабрикантами Московского района, которые, начав со сбыта своих изделий на среднеазиатских рынках, затем переходили на среднеазиатское хлопковое сырье (стремясь преодолеть зависимость от импортного хлопка из США, Египта и др.), Карзинкины сделали крупную ставку на развитие своих экономических связей со Средней Азией. С 1880-х гг. для нужд фабрики в Ярославле приобретались земельные участки в хлопкосеящих районах Средней Азии, главным образом в Ферганской долине, и в начале ХХ в. Карзинкины владели там обширными хлопковыми плантациями (свыше 1750 десятин[1]) и 11 хлопкоочистительными заводами. Шесть заводов располагались в Ферганской области, по два – в Бухарском эмирате и Хивинском ханстве, один в Сыр-Дарьинской области. Основаны они были в течение 1888-1900 гг.

На ярославском предприятии Карзинкиных, как установил современный ярославский историк М.Г. Мейерович, реализовывалась широкая социальная программа для рабочих. При этом большие средства тратились на жилье, школы, больницы, детский сад, что способствовало снижению социальной напряженности на фабриках, но одновременно вело к созданию дополнительной возможности усиления зависимости рабочих.

 

4. “Карзинкинские” особняк и имение

 

Интересна история карзинкинских владений в Москве и Подмосковье. После смерти родителей, Александр Андреевич считался одним из крупнейших московских домовладельцев, унаследовав 3 дома, имение в Звенигородском уезде (какое, пока не установлено) и дачу в Сокольниках, а также 4 амбара в Старом Гостином дворе и 10 лавок.

Особо примечателен особняк Карзинкиных на Покровском бульваре. Его знают многие краеведы и историки – это дом 18, где в последние десятилетия размещается Московское городское отделение Всероссийского Общества охраны памятников истории и культуры. Исторический парадокс заключается в том, что сейчас особняк больше известен как “Дом Телешева”. Дело в том, что писатель Н.Д. Телешов был зятем Карзинкиных – он был женат на сестре Александра Андреевича, художнице Елене Андреевне (1869-1943). В начале 1910-х гг., когда после смерти родителей и второй сестры Александр Андреевич остался один в огромном доме на Покровском бульваре, Телешевы (до этого почти двадцать лет жившие в снимаемых квартирах) переехали к нему (после смерти любимой жены, Н.Д.Телешев прожил здесь до своей кончины в 1957 г.) Сюда же были перенесены знаменитые в Москве “телешевские среды” – журфиксы, на которых бывали А.М .Васнецов, И.И. Левитан, А.А. Бахрушин, Леонид Андреев, А.С. Серафимович, А.И. Куприн, И.А. Бунин, В.Я. Брюсов, Ф.И. Шаляпин, С.В. Рахманинов и другие выдающиеся деятели русской культуры.

В качестве приданого за Еленой Андреевной к Телешевым перешло знаменитое имение в Малаховке под Москвой Это имение было куплено у англичанина Аллея, владельца первого универсального магазина в Москве “Мюр и Мерилиз”. Об отдыхе в имении сохранились содержательные воспоминания Юрия Бахрушина. Выдержками из них мы и закончим наш очерк о некогда очень влиятельной, но совершенно забытой в новейших исследованиях старомосковской купеческой семье.

“...Это был погожий, яркий, теплый, весенний день. ...Мы свернули в ворота и оказались на узкой дороге, стесненной по бокам высокими елями. Вдруг лес поредел и перед нами вынырнула большая, мрачная на вид старая дача необыкновенной архитектуры. Это было странное сооружение, начинавшееся с большой башни в четыре этажа и постепенно уступами доходившее на другой оконечности до одноэтажной маленькой кухоньки. Лишь с большим воображением можно было усмотреть желание строителя этого здания воспроизвести формы английской готики, преломленной через призму рязанско–нижегородского изготовления. ... Перед балконом расстилался старинный липовый парк на целую десятину. Сзади дачи шла аллея из тополей прямо к огромному озеру, а по бокам расстилался английский парк...”.

 

Литература: Карзинкин Александр А. Материалы по русской нумизматике, Вып. 1. М., 1893; Его же. О медалях царя Димитрия Иоанновича (Лжедимитрия I). М., 1889; Грязнов А.Ф. Ярославская Большая мануфактура за время с 1722 по 1856 гг. М., 1910.



[1] 1750 десятин = 1767 гектаров

Комментарии  

 
+1 #7 Галина Ульянова 04.10.2015 16:20
Цитирую Сергей Мотков:
Замечательная статья о купцах Карзинкиных. Думаю, со временем генеалогам удастся найти ряд новых фактов в биографии отдельных представителей большого семейства Карзинкиных, внёсших очень большой вклад в развитие старой России по всем направлениям.


Глубокоуважаемы й Сергей Мотков!

Спасибо Вам за чтение моих сочинений. Конечно, генеалогию Карзинкиных можно добавлять и добавлять. Я была одной из первых, кто 25-30 лет назад начал заниматься купеческими династиями. Этот материал я собирала для энциклопедии "Отечественная история". Чтобы написать 10 страниц, пришлось корпеть полгода в архивах и библиотеках. Но я не жалею о потраченных усилиях, если есть читатели, которым это интересно.
Всего доброго,
Галина Ульянова
Цитировать
 
 
0 #6 Галина Ульянова 04.10.2015 16:17
Цитирую Горшкова:
Здравствуйте! Ирина Скобцева в одном из интервью сказала, что предки её из купцов Карзинкиных.


Здравствуйте, глубокоуважаема я читательница Горшкова (простите, не знаю имени)!

Факт про Ирину Скобцеву интересный. Впервые об этом узнаю. Сама же ничего не знаю.
Спасибо Вам за информацию.

Всего доброго,
Галина Ульянова
Цитировать
 
 
0 #5 Галина Ульянова 04.10.2015 16:16
Цитирую Наталья:
Галина! Я живу в Балашихе и собираю материал о его выдающихся людях. Карзинкин Иван Иванович, его сыновья и внуки были владельцами Балашихинской мануфактуры. Мне очень нужны сведения о них и их фотографии. 19 декабря в 14 часов в здании Балашихинской хлопкопрядильно й фабрики состоится первая экскурсия и открытие небольшой выставки по истории фабрики. Если у Вас будет возможность - приезжайте. Наталья Бобыкина

Здравствуйте, глубокоуважаема я Наталья! Я, к сожалению, не заглядывала долгое время в колонку отзывов читателей. очень хорошо, что в Балашихе интересуются историей родного края и старых предприятий. Фотографий Карзинкиных лично у меня нет. А то, конечно же, прислала бы. Возможно, Вам стоит связаться с Музеем меценатов и предпринимателе й в Москве, на Донской улице. Им сдавали вещи и фото потомки купцов, вдруг что-то есть и о Карзинкиных.
Успехов Вам в работе.
Галина Ульянова
Цитировать
 
 
+1 #4 Горшкова 24.03.2015 18:19
Здравствуйте! Ирина Скобцева в одном из интервью сказала, что предки её из купцов Карзинкиных.
Цитировать
 
 
+2 #3 Сергей Мотков 26.01.2015 02:39
Замечательная статья о купцах Карзинкиных. Думаю, со временем генеалогам удастся найти ряд новых фактов в биографии отдельных представителей большого семейства Карзинкиных, внёсших очень большой вклад в развитие старой России по всем направлениям.
Цитировать
 
 
+2 #2 Наталья 09.12.2014 19:56
Галина! Я живу в Балашихе и собираю материал о его выдающихся людях. Карзинкин Иван Иванович, его сыновья и внуки были владельцами Балашихинской мануфактуры. Мне очень нужны сведения о них и их фотографии. 19 декабря в 14 часов в здании Балашихинской хлопкопрядильно й фабрики состоится первая экскурсия и открытие небольшой выставки по истории фабрики. Если у Вас будет возможность - приезжайте. Наталья Бобыкина
Цитировать
 
 
0 #1 Юрий 30.06.2013 23:13
Скажите, а известно где и когда сделана фото где изображена Мария Федоровна с Юсуфовами в госпитале? На этой фото крайний справа человек очень похож на моего деда, профессора медицины Н.В.врйцеховского (1874-1933). С уважением, Юрий
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Письмо Галине Ульяновой