Галина Ульянова

персональный сайт

При цитировании ссылка обязательна: Ульянова Г.Н. Народное образование. Печать // Россия в начале ХХ века. Исследования. М., Новый хронограф, 2002. С.577-623.

 

Г.Н. Ульянова 

Глава ХV

Образование и просвещение. Печать

Содержание главы:

1. Уровень грамотности населения по переписи 1897 г. и прочим статистическим данным

2. Рост числа учебных заведений и их финансирование

3. Структура системы народного просвещения. Типы заведений и численность учащихся

4. Недостатки российской школьной системы и проблема перехода ко всеобщему обучению

5. Печать

 

За полтора десятилетия нового века система образования Российской империи сделала гигантский шаг вперед в своем развитии. Если учитывать то, что фактическое развитие школы для широких масс населения началось только с отмены крепостного права[1], то надо признать несомненные успехи системы образования на всех уровнях. Причем следует отметить тот факт, что развитие этой системы, прежде всего, стимулировалось подвижнической деятельностью русской интеллигенции, знаменем которой, начиная с 1860-х годов, стала «борьба с народным невежеством».

Bersenevka 16 112

Жизнь показала, что даже при отсутствии достаточных средств, оказалось возможным изыскать финансовые и человеческие резервы и продвинуть дело образования народа далеко вперед.

В начале ХХ в. это развитие шло особенно быстрыми темпами. Но несмотря на все достижения, в обществе не было удовлетворенности состоянием системы просвещения. Широкие общественные и частные контакты русской публики со странами Европы рождали в общественном мнении чувство неполноценности и понимание того, как много еще предстоит сделать в России, чтоб приблизиться к желаемому идеалу.

Но вначале рассмотрим, что представляла собой Россия по уровню грамотности.

1. Уровень грамотности населения по переписи 1897 г. и прочим статистическим данным

Первая общероссийская перепись населения, состоявшаяся в 1897 г., показала, что средний процент грамотности населения составлял 21,1%, т. е. грамотными являлись 26,5 млн человек из 125,6 млн человек всего населения.

Уровень грамотности был различным среди разных групп населения – среди мужчин и женщин, людей разных возрастов. Среди мужчин грамотных было почти 30%, а среди женщин – только около 13%. Значительный разрыв существовал между городским и сельским населением. Если в городах 45% жителей являлись грамотными, то в селах и деревнях – всего 17%. Соответственно различались по грамотности городские и сельские мужчины и женщины. Среди городских мужчин грамотных было 54%, а среди деревенских – 25%, а среди женщин эти показатели соответственно составляли – около 36% и около 10%.

Лица младших возрастов были грамотнее поколения своих родителей. Приведем весьма любопытные цифры. Среди родившихся до отмены крепостного права (до 1861 г.) уровень грамотности в среднем составлял 14-15%. А для тех, кто родился в 1875 г. и позже, уровень грамотности не опускался ниже 50%, т. е. грамотным в начале века являлся каждый второй российский гражданин младших возрастов[2]

Вышла моя новая книга Ulianova2

 

Друзья! Вышла моя новая книга

«Дворцы, усадьбы, доходные дома. Исторические очерки о недвижимости Москвы и Подмосковья».

М., Форум, 2012. 272 с. 120 илл.

Кому интересно – можете прочитать здесь одну из глав.

00006

Проделки «красного петуха»: о пожарах, их тушении и страховании от огня

От греха подальше (чтобы беду не навлекать) вместо слова «пожар» в России издавна пользовались эвфемизмом «красный петух». Этот «красный петух» был ужасным бедствием, в первую очередь для недвижимого имущества граждан, и, как писали фельетонисты сто лет назад, «водился в России повсеместно»[1].

В газетах столичных и губернских городов имелась ежедневная колонка под названием «Пожары», и к примеру, в Москве, в этой колонке сообщалось от двух до двенадцати случаях пожаров, происходивших каждые сутки.

Несколько раз в году случались пожары грандиозные и опустошительные, многочасовые. Несмотря на ужас происходящего, пожары были ярким зрелищем, привлекавшим огромные толпы публики. Один из мемуаристов, академик М.М. Богословский писал, что «в Москве ... всегда были любители пожаров, старавшиеся не пропустить ни одного сколько-нибудь большого пожара»[2].

При цитировании ссылка обязательна!Ulianova2

Опубликовано: Ульянова Г.Н. Здравоохранение и медицина // Россия в начале ХХ века. М., Новый хронограф, 2002. С.624-651.


Глава XVI

Медицина и здравоохранение

 

1. Продолжительность жизни. Уровень заболеваемости и смертности
 
2. Городская и земская медицина. Врачебное дело в неземских губерниях. Фабричная медицина
 
3. Обеспеченность населения врачами. Статус врача по российскому законодательству. Деятельность Пироговского и других медицинских обществ
 
4. Роль благотворительных пожертвований в финансировании здравоохранения. Лидерство Москвы и динамичное развитие провинции

 

Как и в области народного образования, положение России в области здравоохранения и медицины, являлось отсталым по сравнению с передовыми европейскими странами. Современники признавали, что «в России болеют и умирают больше чем в других странах Европы; в особенности велика детская смертность», «средняя продолжительность жизни мала» (она составляла по переписи 1897 г. 27 лет для мужского пола и 29 лет для женского пола)1.

 

rukavbooks

Галина Ульянова. Благотворительность московских предпринимателей. 1860-1914.

М., Издательство Московского городского объединения архивов, 1999. 512 с. (32 п.л.)

Монография посвящена изучению благотворительности московских предпринимателей на протяжении широкого исторического периода (с введения городского самоуправления в 1860-х годах до начала Первой мировой войны).

В работе на основе комплексного исследования сохранившихся массовых данных, с применением оригинальной методики "ретроспективного анкетирования", проанализирована благотворительная деятельность московских предпринимателей в пореформенный период. Анализ динамики пожертвований показал господство двух векторов: массовости пожертвований и, наряду с этим, значительного удельного веса крупных – многотысячных и даже миллионных, пожертвований. На эти пожертвования в изучаемый период в Москве была создана система заведений просвещения, здравоохранения и призрения под сословной и муниципальной юрисдикцией.

rukavishnikovs

В монографии показана доминирующая роль московских предпринимателей в российской благотворительности в целом. Благотворительность представлена как способ самоорганизации и самоидентификации предпринимателей, и шире, – как фактор национального самосознания. Специальные разделы работы посвящены анализу пожертвований на церковные нужды и пожертвований для раздачи денежных пособий бедным (показан их религиозный подтекст), а также семейных традиций благотворительности в среде московской предпринимательской элиты. Интересными представляются наблюдения автора об участии крупнейших благотворителей в приходской жизни Москвы и исполнении обязанностей церковных старост.

chach

Наиболее ценным и часто используемым специалистами разделом книги (как показал читательский опыт последних 12 лет) стал «Биографический словарь московских благотворителей» (с 273-495), включивший просопографические сведения на 225 персон.

fragment

При составлении словаря было использовано около 70 опубликованных источников и материалы девяти архивов Москвы и Петербурга. Поскольку в круг лиц были включены филантропы, внесшие по 10 тыс. руб. и более, то фактически этот Словарь является единственным на сегодняшний день биографическим справочником, содержащим по крупицам собранные сведения о представителях элиты московского купечества в изучаемый период.

bedroom

Galina Ulianova. Philanthropic Activity of Moscow Entrepreneurs. 1860-1914. Moscow 1999. 512 p.

In this work, the statistics, dynamics, goals, realization and motives of philanthropic activity from the second half of the nineteenth century to the beginning of World War I are analyzed on the basis of representative cases from many different sources. Of particular importance - regarded in depth here for the first time - are the very generous donors to the Moscow Municipal Government and the Moscow Merchants’ Association. In her analysis, the author employs an original methodology referred to as ‘retrospective surveying’, which utilizes a wide range of biographical data (for example, family composition, genealogy, religious affiliation, details of property and company ownership). The private donation from 225 people are examined in Light of their influence on the development of social welfare, education, public works and public health in Moscow.

masterskaja

Письмо Галине Ульяновой